Евгений Юдчиц: развёрнутое интервью

«Выдавал пассажирам белье, продавал чай». Евгений Юдчиц, принесший «Энергетику» победу над брестским «Динамо», раньше работал проводником. Защитник нашей команды — дал развёрнутое интервью, в котором рассказал о своей жизни, семье, образовании, амбициях на сезон и многом другом.

Переезд команды в Молодечно — это хорошо или плохо?

Здесь нейтральное поле. Зато каков результат!Все болельщики тепло нас поддерживали, а их пришло не так уж и мало. После финального свистка мы подошли к трибуне поблагодарить зрителей за это. И они стали скандировать: «Энергетик! Молодцы!» Поэтому атмосфера была вполне домашней.

Но ведь синтетика на Семашко — ваш козырь?

На траве у нас тоже получается побеждать. В начале чемпионата — «Рух». Недавно — «Смолевичи» и «Слуцк». Ну и вот теперь — Брест. В прошлом году у нас на натуральных полях были проблемы. А сейчас их нет. И нам без разницы, где играть. Как говорится, оба соперника в одинаковых условиях.

Как тебе матч с «Динамо»?

Достойно сыграли на фоне чемпиона. И даже превосходили его в некоторых моментах.

Что думаешь о слезах Совпеля на скамейке после «обратной» замены?

У нас это не первый такой случай. А эмоции Васи… Парню двадцать один год. Ему не стоит расстраиваться и отчаиваться. Через такое нужно пройти всем. Не вижу в этом ничего страшного. Мы все вместе его поддержим — и тренеры, и игроки.

Летом контракты с «Динамо» заключили несколько футболистов «Энергетика». Это было дополнительной мотивацией?

Нет. Нам нужно стремиться попасть еще выше, чем Брест. А когда в составе соперника есть друзья, играть против него только интереснее.

Кстати, удалось пообщаться в Молодечно с Садовским?

Да, после матча. Спрашивали, как ему тренировки в «Динамо», как живется в новом городе. Сказал, что все отлично, никаких проблем.

Ты как раз после Садовского стал вторым бомбардиром команды в 2018-м. А затем перевели из нападения на место коридорного.

Мало кому это понравится.Поначалу было сложно и тяжело освоиться на новой позиции. Но постепенно удалось, и принял ее как родную. Сейчас никаких проблем. Тем более что в этом амплуа тоже можно забивать. Как в конце прошлого чемпионата, когда оформил дубль в ворота могилевчан.

Такая роль на поле предполагает огромную работоспособность. Ее хватало всегда?

Вот из-за этого у меня и были те трудности — именно в плане выносливости. Ведь нужно бегать по всей бровке — и атаковать, и обороняться. Но через тренировки постепенно привык к этой работе. И сейчас сил хватает на всю игру. Тем более знаю, когда можно отдышаться и передохнуть. А вообще с Анатолием Ивановичем Юревичем работаю уже четвертый год. За это время подготовиться физически можно так, что на всю карьеру хватит.

Выходит, он посчитал, что лучше использовать тебя именно на этой позиции?

Мы много разговаривали по этому поводу. Он убеждал, что мне нужно ее принять. Что так буду приносить команде больше пользы. И что именно в таком амплуа у меня больше перспектив. Что ж, теперь могу закрыть две позиции. А об игре в нападении забыть не дают. В этом чемпионате уже не раз выступал впереди.

Каковы нынче методы Юревича в тренировочной работе?

Дисциплина — как на поле, так и вне его. Игроки должны быть без щетины, пострижены — то есть выглядеть опрятно. Поэтому бреемся каждый день и длинную прическу не отпускаем. Ну и тренировочного процесса это тоже касается. Все упражнения нужно выполнять в полную силу, с максимальной концентрацией. Только так можно прибавить в мастерстве и чего-то достичь. Анатолий Иванович постоянно говорит: «Как тренируешься, так потом и сыграешь». И если все хорошо получается на тренировке, значит, в игре тоже будет как надо.

Анатолий Иванович на сборах выбрасывал твои вещи на улицу из комнаты, если там беспорядок?

Не только мои, а всех наших ребят. Для него нет авторитетов. Если в номере бардак, то фамилия здесь ни при чем. Главное, что это дает эффект. Парни начинают бояться и следят за порядком в комнате.

Юревич отмечает, что когда игрок женится, это для него не есть хорошо. Тебя свадьба испортила?

Анатолий Иванович говорит так: «Женился — считай, сезон пропал. Родился ребенок — то же самое». Но у меня такого нет. Свадьба, наоборот, хорошо повлияла. Спада не было, сезон не пропал — напротив, прибавил в игре. Женился в прошлом году, осенью родился ребенок. Бессонные ночи? Я сплю как надо. Жена умница — понимает, что у меня назавтра игра или тренировка. И если нужно встать к дочке, то не тревожит и все делает сама.

У вас уже почти столько же побед, сколько в прошлом чемпионате. Благодаря чему?

Мы повзрослели на год, стали опытнее. В минувшем сезоне почти все наши ребята дебютировали в высшей лиге. А сейчас почувствовали, что к чему. Всех соперников знаем, бояться уже некого. Обыгрывали и «Шахтер», и БАТЭ, и Брест. Плюс подправили тренировочный процесс — стали пропускать меньше мячей.

А замахнуться на медали?

У нас все об этом думают. Такие мысли, мне кажется, у каждого игрока в голове. Хочется постоянно побеждать. А что из этого получится, посмотрим в декабре.

Сейчас модно спрашивать про коронавирус и возможную приостановку чемпионата.

Любому футболисту хочется выходить на поле. Потому что матч — это самое важное. И если федерация дает добро, значит, нужно играть. Вот и я за это. Тренироваться же мы особо не любим. Все межсезонье ждем официальных матчей!

Ты же главный старожил в команде?

Да. Выступаю в «Энергетике» с 2014-го. Тогда нас еще Анатолий Шкляр тренировал.

Ты родился в Березе. Как прошел мимо одноименной команды?

Я не из самой Березы, а из городского поселка Малеч, что в шестнадцати километрах от нее. Стал заниматься футболом именно там — у первого тренера Владимира Петровича Ковалевского. Со мной вместе у него тренировался Миша Шибун, который сейчас в «Городее» играет. А еще из нашего поселка Витя Тюшкевич из дубля «Ислочи». Так вот, мы выбирались в выходные играть за «Березу» на «лицензировании». И как-то зимой приехали в Минск на спарринг с командой РЦОРа-БГУ. Я понравился ее тренеру Якову Ляндресу. Он пригласил меня и еще двух ребят на просмотр. После девятого класса нас звали учиться в железнодорожный колледж, который находится как раз на Семашко, и заодно тренироваться. Так в сентябре 2012-го и переехал в Минск. А те два парня не захотели — остались дома. Может, собирались учиться в более престижном заведении. А мне хотелось играть в футбол.

Как перешел в основу?

Наш самый старший возраст на «лицензировании» был примерно как дубль. И вместе с нами постоянно был Шкляр. Помню, играли в манеже с минским «Динамо», и я забил мяч. После матча Анатолий Аркадьевич сказал, что берет меня в главную команду.

Колледж окончил?

Да. Специальность — «проводник пассажирского вагона, кассир билетный». В команде об этом никто особо и не знает. Когда раньше выбирался домой в Малеч, много раз встречал в поездах за работой бывших одногруппников. Весело, да и время в дороге так быстрее проходит. А когда сам проходил практику, дважды ездил в Новосибирск. Помню, там было очень холодно. Это же Сибирь: под сорок градусов мороза. Из Минска только туда поезд идет три с половиной дня. На месте примерно сутки — и обратно. Всего, получается, неделя в пути. Потом неделя выходных и второй такой же рейс. Он начался 1 января, поэтому Нового года у меня не было. Вообще, те две поездки запомнились на всю жизнь. В моем вагоне, кстати, тогда ехала белорусская группа «Тяни-Толкай».


Что делал на практике?

Я был практикантом и выполнял всю работу проводника. Проверял и собирал билеты. Следил за чистотой и порядком. Выдавал пассажирам белье, продавал чай. Будил их перед нужной остановкой ночью или рано утром.


А если человек употребил и не может проснуться?

В таких ситуациях приходилось звать начальника поезда или милицию. А вообще в поезде распивать запрещено.